Норвежский язык

Норвежский язык — государственный язык Норвегии. Число говорящих на нем составляет 4,2 миллиона человек. Административно в состав Норвегии входит также архипелаг Шпицберген (по-норвежски Svalbard) и остров Ян-Майен. Кроме того, Норвегии принадлежат еще два ненаселенных острова в южном полушарии.

Норвежский язык делят исторически на древненорвежский (условно до 1525 г.) и новонорвежский (после 1525 г.). Некоторые исследователи выделяют также средненорвежский (1370—1525).
Первые памятники древненорвежского языка — надписи младшими рунами (до конца 10 в. «норвежско-шведскими», с конца 10 в.— «датскими»). Таких надписей в Норвегии найдено около 900, и большинство их относится к 11 в. или к еще более позднему периоду. Как и все надписи младшими рунами, они в основном очень краткие и весьма несовершенно передают звуковой состав языка.
Другой источник наших знаний — скальдическая поэзия и эддические песни, дошедшие до нас, правда, в значительно более поздней исландской записи.

В эпоху викингов норвежский язык распространился по обширной территории, в частности в Исландии и на Фарерских островах.

Латинское письмо пришло в Норвегию, видимо, во второй половине 11 в. Но древнейшие сохранившиеся рукописи восходят лишь ко второй половине 12 в. так же, как и исландские. Это небольшие фрагменты записей законов (в частности «Гулатингского права»), земельных книг и сочинений религиозного содержания. Наиболее значительное произведение этой эпохи, сохранившееся в рукописи 13 в.— назидательное сочинение «Королевское зерцало» («Konungs skuggsja»), написанное в виде беседы отца с сыном: сын задает вопросы, а отец отвечает, рассказывая ему о делах и обязанностях купца, дружинника и короля, а также сведения по географии и пр. По-видимому, норвежским произведением   является   «Сага о Дидрике Бернском», записанная в
Бергене в конце 13 в.

Канцелярская традиция начала складываться в Норвегии раньше, чем в других Скандинавских странах, но у нее неоднократно менялась диалектная основа. Дело в том, что политический и культурный центр Норвегии несколько раз перемещался: в 11—12 вв. он был в Бергене, затем попеременно в Нидаросе (теперь Тронхейме) и Бергене, с конца 13 в. в Осло, а в  14 в. в Тёнсберге (городе на берегу Осло-фьорда).

В 14 в. в Норвегии начинается экономический и политический упа¬док. В 1319 г. Норвегия вступает в унию со Швецией, а с 1397 г. входит в состав датского королевства. В составе Дании Норвегия нахо¬дится до 1814 г. В результате с 15 в. датский язык вытесняет норвежский из всех официальных сфер и становится языком администрации, затем, после Реформации, языком церкви, судопроизводства и т. д. Вся литература была на датском языке, и не случайно, что своя типография (печатавшая книги, конечно, тоже только на датском) возникла в Норвегии спустя столетие с лишним после Реформации (1643).

Таким образом, в Норвегии образовалось значительное расхождение между письменным (датским) и разговорным (норвежским) языком. Разумеется, когда норвежские писатели писали о Норвегии, они употребляли некоторые чисто норвежские слова (норвегизмы), но язык — орфография, морфология, синтаксис — был целиком датским. В городах образовались смешанные говоры, фонетика и синтаксис ко¬торых были норвежскими, а лексика и морфология, в основном, датскими. Особенно важно иметь в виду, что фонетика (т. е. та область, где различие между норвежским и датским особенно велико) всегда была норвежской.

Норвегия оставалась отcталой датской провинцией до 1814 г. Получив в 1814 г. свой парламент и самую демократическую в то время конституцию, Норвегия становится самостоятельным государством, правда, находящимся в личной унии со Швецией. Политическая основа привилегированного положения датского языка в Норвегии тем самым была устранена. Однако потребовалось около века после разрыва с Данией для того, чтобы сложился норвежский национальный язык.

Были возможны два пути создания национального языка. С одной стороны, можно было стремиться к тому, чтобы письменная форма отражала реальную разговорную практику городского населения, т. е. привести письменный язык в соответствие с разговорным («норвегизировать» литературный язык). Речь здесь могла идти прежде всего о моментах чисто орфографических, но также и о легализации некоторых специфических норвежских особенностей морфологии, а также лек¬сики. С другой стороны, можно было пойти по пути создания нового литературного языка на принципиально отличной основе — базиру¬ясь на народных говорах. Как мы увидим ниже, были использованы оба пути, что привело в конечном счете к языковой ситуации, не имеющей параллели в мире.

Борьба за «норвегизацию» литературного языка велась фактически на протяжении последних двух третей 19 в. Хенрик Вергеланн (1808— 1845), один из крупнейших норвежских поэтов, вводил в свои стихи множество норвегизмов—лексических и грамматических — и боролся за норвежское произношение в театре, где господствовала  датская норма.

Важнейшим событием в истории норвежского литературного языка было появление «Норвежских народных сказок» (1841—1844) в обработке Петера Кристена Асбьёрнсена и Ёргена My. Несмотря на датскую орфографию и датскую морфологию, весь стиль, синтаксис и до известной степени лексика были норвежскими. На середину и вторую половину 19 в. приходится деятельность педагога и лингвиста Киуда Кнудсена (1812—1895), боровшегося за норвегизацию литературного языка, в частности за легализацию норвежского произношения в школе (где насаждалось датское) и на сцене. Кнудсен был пуристом и в своем словаре «Ненорвежское и норвежское» (1881) предложил ряд чисто норвежских слов, которыми, по его мнению, следовало заменить датские слова и заимствования из немецкого. Норвежское произношение в 70-х гг. побеждает в школе и несколько раньше на сцене.

Во второй половине 19 в. Норвегия переживает небывалый расцвет литературы. Выдающиеся норвежские писатели — Хенрик Ибсен (1828—1906), Бьёрнстерне Бьёрнсон (1832—1910), Александр Хьелланн (1849—1906) и Юнас Ли (1833—1908) — создают в этот период свои лучшие произведения, написанные прекрасным языком. Характерно, что язык, на котором писали эти крупнейшие норвежские авто¬ры, носил тогда название датско-норвежского и рассматривался как более или менее норвегизированный вариант датского. В 1890 г. по предложению Б. Бьёрнсона эта форма литературного языка Норвегии получила название «риксмол» («riksmal»; буквально «государственный язык»).

Таков был в общих чертах в 19 в. путь развития одного из вариантоЕ литературного норвежского языка. В конце концов завоевала права (но не закрепилась еще в орфографии) та форма языка, которая существовала в городах, прежде всего в Кристиании (Осло) и Бергене. Однако если в городах уже довольно рано (по крайней мере к 18 в.) сложились смешанные норвежско-датские говоры, то в сельской местности царила стихия норвежских говоров, развившихся из сред¬невековых диалектов. Здесь традиция норвежского языка не прерывалась. При этом следует учитывать, что до конца 19 в. Норвегия была преимущественно крестьянской страной. Норвежские диалекты 19 в (как, впрочем, и 20 в.) весьма разнообразны, но во всяком случае бесспорно, что разрыв между ними и существовавшей тогда формой лите¬ратурного языка был очень велик. Поэтому возникла идея создания литературного языка на основе сельских диалектов.

Эта идея была осуществлена филологом-самоучкой и поэтом Иваром Осеном (1813—1896). Собрав обширный диалектный материал, он издал «Грамматику норвежского народного языка» (1848), «Словарь норвежского народного языка» (1850) и «Образцы народного языка Норвегии» («Pr0ver af Landsmaalet i Norge», 1853). В последней из этих работ были даны образчики диалектной речи, причем предпоч¬тение отдавалось западнонорвежским говорам как более архаичным, более близким к древненорвежскому и потому, по мнению Осена, «более чистым».

В норвежском динамическое, или силовое, ударение сочетается с музыкальным (тоническим акцентом), что составляет характернейшую черту норвежской фонетики (такое ударение свойственно также шведскому языку). Возможны два типа тонического акцента: а) первый, заключающийся в простом повышении тона, и б) второй, когда в ударном слоге происходит понижение тона, а во втором (в последующих) его повышение. Транскрипционные знаки для первого и второго тонов — соответственно  и Vvasret ['vae:ra] 'погода'—форма с определенным артиклем и 'vasre ['vae:ra] 'быть'.

Как видно из только что приведенного примера, тонический акцент выполняет смыслораэ-личительную функцию. Подсчитано, что в норвежском языке имеется около трех тысяч пар слов (включая собственные имена), которые, имея тождественный фонемный состав, различаются только тонами. Правила распределения тонов весьма сложны и, главное, изобилуют исключениями и исключениями из исключений. В самом общем виде эти правила можно сформулировать таким образом: односложные и исторически односложные слова (например, односложные существительные+ артикль, сильные глаголы в презенсел и др.) имеют первый тон, а исторически двусложные и многосложные — второй; но такая формулировка охватит едва ли половину случаев. Тоническое ударение не обозначается на письме, и полное овладение им встречается у ненорвежцев очень редко.

 

Источник: Введение в германскую филологию / Арсеньева М.Г., Балашова С.П., Берков В.П., Соловьева Л.Н. - М.:ГИС, 2006.



Rambler's Top100



Если у вас есть пожелания и замечания по сайту, пишите по адресу info@terralinguistica.ru