Фоносемантика

 

Источник: Базылев В.Н. Российская лингвистика XXI века: традиции и новации. М.: Изд-во СГУ, 2009. 380 с.

Текст публикуется с разрешения автора. При использовании ссылка на печатный источник обязательна!

Едва ли не самая существенная черта научного познания на современном этапе - углубление междисциплинарных разысканий, сочетающееся со всеохватывающим системным подходом. Фоносемантика, как стремящаяся к доминированию научная парадигма конца прошлого и начала нынешнего века, одна из междисциплинарных областей лингвистики первого порядка.          Фоносемантика - новая наука языковедческого цикла, имеющая своим предметом звукоизобразительную (т. е. звукоподражательную, или ономатопеическую, и звукосимволическую) систему языка, изучаемую в пантопохронии (т. е. с позиций пространственных и временных).          Внешние общенаучные парадигматические предпосылки этого раздела науки о языке обусловлены тем, что в результате рассмотрения фоносемантических явлений мы получаем принципиально новые знания. Предмет фоносемантики не поддается адекватному рассмотрению ни в одной другой дисциплине. Внутренние (лингвистические) парадигматические предпосылки обусловлены свойством, на основании которого конструируется рассматриваемая система. Таковым является звукоизобразительность, или фонетическая (примарная) мотивированость. Звукоизобразительность есть свойство слова, заключающееся в наличии необходимой, существенной, повторяющейся  и  относительно устойчивой непроизвольной связи между фонемами (непроизводного) слова и полагаемым в основу номинации признаком объекта-денотата (мотивом). Если фонетика, фонология имеют отношение к изучению звука, а семантика (семасиология) - к изучению значения (смысла), то фоносемантика занимается тем, что в традиционных терминах называется связью между звуком и значением. Поскольку эта связь имеет место в звукоподражательных (ономатопеических) и звукосимволических словах, то, говоря об истории фоносемантических идей, мы будем подразумевать изучение звукоподражания и звукосимволизма. Поясним эти два понятия. Звукоподражание (ономатопея) - закономерная непроизвольная фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом). Звукоподражание также определяют как условную словесную имитацию звучаний окружающей действительности средствами данного языка (русск. плюх, ж-ж-ж, мяу). Изучение звукоизобразительной системы языка (звукоизобразительность в широком смысле), в которую звукоподражательная подсистема (собственно звукоподражание) входит наряду со звукосимволической подсистемой, приводит, однако, к выводу, что нет оснований подчеркивать условный характер имитации при звукоподражании. В течение длительного времени изучение звукоподражания не было отдифференцировано от изучения звукосимволизма. В 60-80-е гг. XX в. была разработана универсальная классификация звукоподражательных слов по их соотносимости с денотатом. Выяснилось, что корневые звукоподражательные слова образуются по вполне определенным моделям. Зная характер звучания-денотата, можно предсказать фонетическую структуру соответствующего звукоподражательного слова; это - предсказуемость в терминах акустических фонемотипов (т. е. акустических типов фонем), но не отдельных конкретных фонем. Ср. структуру взрывной + низкий (по частоте) гласный + носовой сонант, характерную для обозначения удара с последующим низким резонаторным тоном: англ. dong 'звучать' (о низком звуке большого колокола при ударе). Звукоподражательные основы в языках мира весьма продуктивны. Звукосимволизм (звуковой символизм, фонетический символизм, символика звука) - закономерная непроизвольная фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом). Звукосимволизм можно было бы определить как такую связь между означаемым и означающим в слове, которая носит непроизвольный, мотивированный характер. Однако подобное определение не позволяло бы отличать фонетически мотивированные слова, в которых действует звукосимволизм, ни от вторично (морфологически, семантически), ни от первично (фонетически) мотивированных слов, в которых действует звукоподражание. Звукосимволические слова (идеофоны, образные слова) особенно часто обозначают различные виды движения, световые явления, форму, величину, удаленность объектов, свойства их поверхности, походку, мимику, физиологические и эмоциональные состояния человека и животных. К настоящему времени разработана методика опознания звукосимволических слов, выработаны критерии их выделения - редупликация, экспрессивная геминация, изоморфизм звукосимволических слов по языкам мира и др. Примеры звукосимволических слов: англ. totter 'идти неверной походкой; трястись; шататься', кхмер, тотре : т-тотроут 'ходить, пошатываясь', лат. bulla 'водяной пузырь', индонез. bulat 'круглый'. Звукосимволическими являются не только те слова, которые ощущаются таковыми современными носителями языка, но и все те чрезвычайно многочисленные образования, в которых эта связь в ходе языковой эволюции оказалась ослабленной и даже, на первый взгляд, полностью утраченной, но в которых с помощью этимологического и типологического анализа эта связь выявляется. Звукосимволические основы в языках мира обладают высокой продуктивностью. Выделяясь семантически и структурно, многие звукосимволические и звукоподражательные слова образуют особые разряды в составе глагола и других частей речи. Вопрос о том, могут ли эти слова образовывать в различных языках особую самостоятельную часть речи, остается открытым. В современных языках звукосимволизм носит статистический характер. Важнейшие компоненты психофизиологической основы звукосимволизма - синестезия и кинемика. Синестезия понимается как феномен восприятия, состоящий в том, что впечатление, соответствующее данному раздражителю и специфическое для данного органа чувств, сопровождается другим, дополнительным ощущением или образом, часто характерным для другой модальности. Кинемика - совокупность кинем, т. е. непроизвольных движений мышц, сопровождающих ощущения и эмоции.          Цель, задачи, проблематика, разделы фоносемантики в настоящее время определяются следующим образом. Фоносемантика возникла на стыке фонетики, семантики и лексикологии. Чрезвычайно важна связь фоносемантики с глоттохронологией, этимологией, сравнительно-историческим языкознанием, типологией и психолингвистикой. Объект фоносемантики - звукоизобразительная (т. е. звукоподражательная и звукосимволическая) система языка. Предмет фоносемантики - звукоизобразительная система языка в пантопохронии (т. е. пантопия + панхрония, подход с топических (пространственных) и хронических (временных) позиций, включающий синхронию, диахронию и генетический аспект при учете любых языковых ареалов, т. е. типологических аспектов. Цель фоносемантики - изучение звукоизобразительной системы языка: эмпирия и теория, общая теория этой системы языка, объясняющая и обладающая эвристическими возможностями. К основным проблемам фоносемантики на современном этапе относятся: проблема минимальной значимой единицы в языке; механизмы семиогенеза; типы фоносемантических референций; структура фоносемантического поля [79, с. 5-6].          А.Б. Михалев следующим образом сформулировал основные теоретические и экспериментальные основания фоносемантики.          Исследование звукосимволизма. Психология подходила к этой проблеме с точки зрения механизмов восприятия, изучая, в частности, экспрессивные, или физиогномические качества стимулов и феномены синестезии. Другими словами, исследования проходили в основном на «долингвистическом» уровне, т. е. анализировались отдельные фонемы или фонетические комплексы, лишенные значения, с целью проверки их экспрессивной значимости. Такая работа проводилась в рамках одной лингвистической культуры, и на пересечении языковых культур для выяснения степени универсальности фоно-символических и синестетических значений. Огромная масса собранных данных, соответствующих чисто лингвистическим гипотезам, дала новый импульс для оценки экспрессивного качества звуковой субстанции языка.          Глоттогенетические основания. На основе идеи глоттогенеза в XX в. определены четыре основных направления в исследовании звукосимволизма. Первое представлено учеными, не отказавшимися от изучения проблемы происхождения языка. В этом контексте они отводят большую роль принципу аналогии, который по способу функционирования, характерному для архаического и дологического типа мышления, отличается от логикорационального мышления. Ученые этого направления придерживаются мысли о прогрессивной фонетической демотивации при переходе от примитивного языка к развитому языку. Среди них следует назвать имена А.А. Леонтьева, И.Н. Горелова, A.M. Шахнаровича. Второе направление образуется лингвистами, предостерегающими от аксиомы абсолютной произвольности Ф. де Соссюра и поэтому призывающими к введению в лингвистику явлений аналогии и фонетического иконизма для более адекватного понимания всей реальности языка. В нашей стране к ним относится фигура В.В. Левицкого. Третье направление характеризуется экспериментальными работами, анализирующими синестетические явления, связанные с различными звуками языка. Это прежде всего А.П. Журавлев. Наконец, четвертое направление, тоже не очень многочисленное, занимается изучением фоносемантических универсалий, привлекая свидетельства как из различных языков неиндоевропейской семьи, так и выходя за ее пределы. Н первую очередь следует помнить о В.М. Илличе-Свитыче, A.M. Газов-Гинзберге и С.В. Воронине.          Помимо названных, в настоящее время фоносемантика имеет под собой также целый ряд более частных теоретических и экспериментальных оснований. Перечислим основные: психологические экспериментальные основания, теория экспрессивности, теория «опосредованного обобщения», теория структурного изоморфизма, интерпретация синестезии, экспериментальные психолингвистические исследования (в том числе ассоциации с понятиями, ассоциации с изображениями, ассоциации со стимулами различной природы, эксперименты на быстроту понимания, эксперименты, основанные на семантической сатурации, эксперименты, основанные на сенсорно-тонической теории, эксперименты, основанные на статистическом анализе лексики), звукосимволизм и детская речь, наблюдение над языками примитивных народов, исследования в области поэтики и экспрессивного языка.          Значительную поддержку теория звукосимволизма получила от семиотики, начала которой были положены Ч. Пирсом и Ч. Моррисом и продолжены в авторитетных работах Ц. Тодорова и У. Эко. Таким образом были заложены лингво-семиотические предпосылки фоносемантики, а именно: семиотика лингвистического иконизма, идеи синтаксического иконизма и звукосимволического иконизма. С семиотических позиций во второй половине XX в. шла контраргументация критики мотивированности языкового знака, которая касалась межкультурного разнообразия, внутрикультурного разнообразия, первичного (структурного), и вторичного (ассоциативного) символизма, звукосимволического значения и автономности поэтического означающего [80, с. 16-62].          Основные принципы фоносемантического исследования языка наиболее полно были сформулированы в работах СВ. Воронина [79, с. 60-64].Принцип непроизвольности языкового знака. Это есть манифестация принципа всеобщей взаимосвязи явлений и объектов реальной действительности.     Принцип детерминизма. Предполагается обусловленность звукового облика слова значением слова и, в конечном счете, признаками, свойствами денотата, точнее мотивом, тем признаком (свойством) объекта-денотата, который по завершении мотивировочного хода (хода мотивирующей мысли) кладется в основу номинации.          Принцип отражения. В этом принципе важно то, что особенности тех или иных объектов действительности определяют, в конечном счете, существенные черты тех материальных образований, которые могут быть использованы в качестве знаков для выражения информации об этих объектах. Языковой знак как лингвистическая сущность детерминирован прежде всего экстралингвистически обозначаемым объектом (денотатом). Таким образом языковой знак являет собой форму, материальную сторону отражения, свойственного человеку.          Принцип целостности. В этом принципе заложена идея того, что свойства системы как целого не сводятся к сумме свойств элементов, составляющих систему, а определяются интегративными свойствами структурных систем, порождаемыми специфическими связями и отношениями между элементами системы. Каждый элемент в системе связан с другими элементами, его свойства нельзя понять без учета связей с другими элементами системы; описание каждого элемента не носит самодовлеющий характер, так как элемент описывается не как таковой, а с учетом его места в целом, с учетом его связей с другими элементами системы как целого.          Принцип многоплановости. Данный принцип охватывает внутреннее трехмерное описание - синтагматическое, парадигматическое и иерархическое, а также внешнее описание в плане связи феномена со средой с четырех позиций: систематизации, идеализации, т. е. формирования абстрактного объекта; иерархизации, т. е. многоуровневости системы, ее уровней и их взаимосвязей; экологизации, т. е. связи со средой.          Сложившаяся концепция фоносемантики как отрасли языкознания позволяет пролить свет на «вечные» вопросы философского характера о природе и сущности языка, его отношении к мышлению. Положения, выводимые для фоносемантики, сополагаются, например, с философскими основаниями А.Ф. Лосева, содержащимися в его работах «Философия имени» и «Вещь и имя» [81]. Именно ему принадлежит, пожалуй, первый в отечественной культуре философии языка анализ составляющих имени как фонематической оболочки и как смысловой единицы. Поскольку имена служат для называния вещей, то следует, с одной стороны, разграничить эти две категории, а с другой - установить между ними момент тождества. Вещь, по А.Ф. Лосеву, трактуется как некая определенная самоутвержденность, самоположенность, что подразумевает ее изначальную внемысленную, внеощутительную, вневоспринимательную данность. Интериоризация вещи возможна только при посредничестве имени. Таким образом, происходит общение между субъектом и вещью на арене сознания. Сознание, будучи само по себе аморфно и алогично, является почвой для произрастания имени. Аналогичным образом, и вещь представляет собой продукт идеальной смысловой стихии, или воплощение некоего смыслового проекта. Смысл вещи также выделяется из неоформленной смысловой стихии, как значение имени - из стихии сознания.          Будучи коррелятом вещи, имя в проявленном состоянии обладает субстанцией и формой. В качестве субстанции выступает звук, но не звук вообще, а звук артикулируемый. Формой является качество звука, результирующее из того или иного способа его артикуляции. Субстанция имени может содержать тождественный момент с субстанцией вещи (= звукоподражание), и, соответственно, форма имени отождествляется с формой вещи. В то же время субстанция имени и вещи могут иметь различную природу. Для сохранения адекватности корреляции между именем и вещью остается момент тождественности их форм, или признаков (= звукосимволизм).          Подобно морфогенетическому развитию и параллельно с ним, имя проходит такое же количество ступеней, отражающих этапы познания предметной сущности: нерасчлененное сознание, метафоносемема, архифоносемема, фоносемема, этимосемема, морфосемема, семема. Все перечисленные стадии относятся к плану языка и характеризуются тенденцией к последовательному сужению и уточнению семантической сферы формирующегося имени. Вместе с тем, будучи различными по степени проявлености в языке, все смысловые уровни сохраняют свою значимость в имени и имеют возможность актуализации в речи. Смысловой потенциал, наработанный в языке, реализуется той или другой своей стороной в соответствии с погружением имени в различные среды: словосочетание, предложение, сверхфразовое единство и т. д., где актуализованное значение сопровождается коннотациями, которые также всплывают из латентной смысловой структуры имени. Аналогично вещи, имя проходит через прогрессивно проявляющиеся стадии и получает истинное воплощение в виде речевого слова. Также, как вещь выявляет свой смысл через факты - признаки, функции, отношения, имя раскрывает свою сущность через признаки функции и отношения слова, через единство его состояния быть полностью схваченной именем на уровне его сформированной звуковой субстанции, тем не менее, общая иерархическая смысловая структура имени оказывается в значительной степени тождественной смысловой структуре вещи.          Охарактеризуем основные актуальные направления современных фоносемантических исследований [82, с. 31-44]). Так как фоносемантика как наука сформировалась на стыке собственно лингвистики (фонетика, семантика, лексика), психолингвистики и лингвистики текста, то современная фоносемантика развивается одновременно в трех направлениях: лингвофоносемантическом, психофоносемантическом и текстофоносемантическом.          Лингвофоносемантика. Это дисциплина интегративного характера, изучающая междисциплинарный объект - связь между звуком и значением в слове на основе системного подхода. Речь идет об исследовании звукоизобразительной системы языка, предметом которого является звукоизобразительная система языка в пантопохронии (пантопия + панхрония = совокупность двух подходов с позиций пространственных и временных в синхроническом, диахроническом и генетическом аспектах).          Социофоносемантика. Эта дисциплина изучает не только функционирование звуков в речи и в тексте, но и главным образом исследует те ассоциативные значения фонетических единиц, которые проявляются в процессе восприятия этих единиц (разновидность социофонемы - психофонема), а также функции и смыслы звуков в тексте (разновидность социофонемы - текстофонема). Объект социофоносемантики двойствен: с одной стороны, это психофонетическое значение слов, а с другой - текстофонетические значения и смыслы, реализуемые звуками в составе типовых звукокомплексов аллитерационного или анаграмматического характера.          Соответственно, психофоносемантика изучает в первую очередь (в том числе экспериментально) колористическое и ассоциативное значение звуков [83].          Только в сфере текста фонетические единицы в статусе социофонемы наиболее полно проявляют свои качества - текстовые и в целом культурные качества и свойства текстофонемы. В силу необыкновенной сложности текста как факта языка и культуры, как объекта текстофоносемантики, наиболее важной оказывается исследование лингвистической и психологической природы текста [82].          Наконец, еще одна проблема, нуждающаяся в своем решении, - это исследование фонетической картины мира. Если исходить из того, что языковая картина мира - это своеобразная модель мира, существующая в сознании человека в виде системы образов и представлений, которые запечатлеваются в мнемонической сфере (зоне) сознания посредством семантики языковых единиц, то, естественно, возникает вопрос о целостной и самодостаточной лингвоментальной картине мира. Фоносемантика, однако, ориентирует исследователя на то, что часть лексики отображает особую сферу действительности -мир звучания. Эту часть лексики составляют слова-идеофоны, которые, наряду с собственно лексической семантикой, способны отображать и акустическую сферу бытия посредством семантики особого свойства и особой природы - фонетической семантики. Акустический денотат, который содержится в лексическом значении идеофона, не только формирует в целом значение (семантику) идеофона, но и занимает определенное место в общей системе денотативного пространства в языковом мышлении, а также представляет собой в целостной языковой картине мира тот или иной участок акустической сферы действительности. Расхождение, дифференциация звуковых оболочек идеофонов, принадлежащих разным языкам, обусловлены фонетическими и морфологическими изменениями, которые происходили в процессе морфологизации лексем данных идеофонов. Сравнительные фоносемантические исследования лексических идеофонов позволят установить национальную и национально-культурную в целом специфику фонетической картины мира [84].          Итак, как мы могли убедиться, длительное время изучение психологами-экспериментаторами звукосимволизма и синестезии велось независимо на параллельных курсах. Важным шагом на пути к углубленному пониманию звукосимволизма, да и самой синестезии, явилось рассмотрение их в связке. Характерным и важным явлением последних лет следует считать усиление интереса к звукосимволизму и ономатопеи со стороны лингвистов - публикация ими специальных работ, а также составление библиографии звукоизобразительных средств языка и организация конференций по звукосимволизму.

 

Текст публикуется с разрешения автора. При использовании ссылка на печатный источник обязательна!



Rambler's Top100



Если у вас есть пожелания и замечания по сайту, пишите по адресу info@terralinguistica.ru