Интерлингвистика

Источник: Базылев В.Н. Российская лингвистика XXI века: традиции и новации. М.: Изд-во СГУ, 2009. 380 с.

Текст публикуется с разрешения автора. При использовании ссылка на печатный источник обязательна!

Современная лингвистическая парадигма складывается из совокупности подходов к языку и стоящих за ними конкретных лингвистических дисциплин. Речь идет о таких составляющих современной лингвистики, как сравнительно-историческое, системно-структурное, типологическое, ареальное языкознание, социолингвистика, психолингвистика, этнолингвистика и др. К числу таких составляющих относится и интерлингвистика - языковедческая дисциплина XX в., имеющая, по нашему мнению, безграничные перспективы. Перспективность интерлингвистики следует видеть как в том, что перед нею стоит необходимость разработки многочисленных важнейших проблем (а этого достаточно будет для многих поколений), так и в том, что общество всегда будет нуждаться в осмыслении и прогнозировании языковой картины мира. По существу мы только начинаем «всматриваться» в интерлингвистические аспекты нашей жизни. Здесь много еще неясного, и интерлингвист - исследователь каждый раз рискует, образно выражаясь, ступить на terra incognita.
    
     В настоящее время интерес к тому разделу науки о языке, который традиционно именуется интерлингвистикой, стал значительно ниже, чем это наблюдалось во второй половине прошлого века. Однако это не означает, что названная парадигма изучения языковых проблем сегодня не актуальна. В настоящее время существуют работы, по-разному представляющие объем, задачи исследования, внутренние подразделения и связи с другими разделами языкознания.
    
     Сам термин «интерлингвистика» является производным от interlingua - «международный язык». Он был предложен в 1911 г. бельгийским исследователем Ж. Мейсмансом, определившим интерлингвистику как науку о естественных законах формирования общих вспомогательных языков. Под «общими вспомогательными языками» Мейсманс подразумевал языки любого происхождения (как естественные, так и искусственные), которые способны выступать в роли посредников при общении людей, владеющих разными родными языками. Формирование вспомогательных языков, по Мейсмансу, подчинено определенным законам, которые он и предлагает изучать в рамках «новой науки» - интерлингвистики.
    
     К 1931 г. относится официальное санкционирование интерлингвистики как отрасли языкознания II Международным конгрессом лингвистов (Женева). С этого времени термин «интерлингвистика» утверждается в языкознании в классическом, хотя и не общепринятом определении О. Есперсена: «Отрасль языкознания, которая исследует структуру и основные понятия всех естественных языков, имея целью установление норм для интеръязыков (interlanguages), т. е. вспомогательных искусственных языков, предназначенных для устного и письменного общения между людьми, которые не могут объясниться с помощью родного языка» [109, с. 21].
    
     Данное понимание предполагает двухъярусное членение интерлингвистики: первый ярус обращен к сопоставительному изучению естественных языков и созданию своего рода универсальной грамматики, второй ярус ориентируется на построение вспомогательного искусственного языка.
    
     Однако с конца 50-х гг. в понимании интерлингвистики наметились существенные сдвиги. Интерес к искусственным языкам все чаще проявлялся не в связи с построением универсальной теории языка, а в связи с теми конкретными результатами, применение которых может оказаться полезным для решения актуальных проблем межъязыковой коммуникации, преодоления информационного кризиса в современной науке и т. п. Интерлингвистика все чаще осмысляется в качестве теории, исследующей возможности преодоления языкового барьера и ту роль, которую международные искусственные языки могли бы сыграть среди других средств межъязыкового общения. Для нынешнего периода в развитии интерлингвистики типичными становятся формулировки, подобные следующему высказыванию В.П. Григорьева: «Интерлингвистика изучает способы удовлетворения потребности в средствах международного общения в его социальном, историко-филологическом и иных аспектах» [ПО; 111, с. 41].
    
     Как нам представляется, это формирующееся понимание, в свете которого интерлингвистика вновь, после Мейсманса и Есперсена, предстает как «новая наука», чрезвычайно продуктивно, так как интерлингвистика обретает здесь объект исследования, четко соотнесенный с реальностями языковой коммуникации и отграниченный от компетенции других языковедческих дисциплин.
    
     Рассмотрим границы и основные проблемы интерлингвистической теории, исходя из вышеуказанного понимания.
    
     Объективное основание для выделения интерлингвистики как языковедческой отрасли заключается в противопоставлении двух типов человеческого общения посредством языка: с одной стороны, можно выделить внутриязыковое общение (общение внутри одноязычного коллектива), с другой - межъязыковое общение (общение представителей разноязычных коллективов). Языкознание изучает по преимуществу внутриязыковое общение; однако сам факт того, что в мире существует, по разным подсчетам, от 2500 до 5000 различных языков, показывает распространенность и той ситуации общения, когда людям приходится преодолевать языковой барьер.
    
     Удельный вес межъязыковой коммуникации в современном мире стремительно возрастает. Это связано с рядом факторов общественной эволюции: резко увеличились перемещения разноязычных масс населения (постоянные перемещения, связанные с изменением мест работы, или сезонные, например, массовый туризм). Наращивание международного торгового оборота влечет за собой увеличение языковых контактов (непосредственных - между партнерами по заключению торговых сделок, или опосредованных - благодаря использованию товарных знаков, номенклатуры коммерческих услуг, инструкций к применению, товаров и пр.). Исключительно быстро растут прямые и опосредованные контакты в области дипломатических сношений, науки, техники и культуры.
    
     Все это служит необходимой внешней основой для переориентации интерлингвистики с академических проблем, касающихся оснований языка, на актуальные вопросы современного международного общения. Хотя человеческое общение в условиях многоязычия привлекает к себе внимание ряда разделов языкознания, например социолингвистики (в контексте соотношения языка и общества), сравнительно-исторического языкознания (в плане соотношения внутренних причин развития языка с внешними, к числу которых относятся и языковые контакты), лингвистической типологии и пр., однако предметом специального рассмотрения данная проблематика становится только в интерлингвистике. С учетом сказанного предмет интерлингвистики можно было бы определить следующим образом.
    
     Итак, интерлингвистика - это раздел языкознания, исследующий проблематику межъязыкового общения. К компетенции интерлингвистики относятся вопросы многоязычия (причины его возникновения, перспективы развития и пути преодоления), взаимодействия языков и образования интернационализмов (грамматических, лексических, семантических и пр.), международных языков (естественных или искусственных).
    
     Не следует думать, что все перечисленные вопросы, входящие в компетенцию интерлингвистики, равнозначны между собой. Центральное место в интерлингвистической теории занимает анализ международных языков, являющихся важнейшим средством межъязыковой коммуникации. Все остальные интерлингвистические проблемы занимают по отношению к этому центральному разделу теории подчиненное, периферийное положение.
В современной языковой ситуации в контексте интерлингвистических проблем, по мнению С.Н. Кузнецова, становятся актуальны следующие два фактора [112, с. 15-33]. С одной стороны, человечество переживает эпоху научно-технической революции, одним из результатов которой явился необычайно ускорившийся процесс накопления информации. Темпы ее роста превышают не только темпы возрастания населения Земли, но и темпы роста числа научных работников. С другой стороны, отмечается противоречивая динамика изменения численности этнических языков мира: общее количество таких языков сокращается при одновременном возрастании числа литературных языков. Языковая жизнь современного человечества развивается в сторону сокращения количества языков, главным образом за счет отмирания бесписьменных языков малочисленных этнографических групп и народностей и постепенного перехода этих групп на литературные языки крупных наций, среди которых они живут. Одновременно увеличивается число литературных языков путем создания письменности для многих ранее бесписьменных народов в процессе образования и развития новых государственных образований. Растет и число языков, находящих употребление в сфере межъязыковой коммуникации, т. е. международных естественных языков и, в частности, мировых языков. Есть основания ожидать, что число международных языков глобального использования в ближайшем будущем возрастет с нынешних шести (официальные языки ООН) до 10-12.

     Информационный взрыв в сочетании с постоянным увеличением числа литературных и международных языков чрезвычайно усложняет современную языковую ситуацию. Фактически мы вплотную приблизились к черте, за которой использование поступающей информации окажется невозможным. В этих условиях, заставляющих говорить об информационном кризисе в современной науке, исключительную важность приобретает проблема обеспечения науки средствами информационного поиска.
    
     К числу этих средств относятся и языковые, находящиеся в компетенции лингвистики и сопредельных с нею наук. Поиск информации предполагает использование разного рода искусственных языков, носящих название информационных. Преодоление же многоязычия информационных источников заставляет обращаться к мысли об использовании искусственных языков другого типа - международных языков типа эсперанто, структура которых специально приспособлена для нейтрализации языкового барьера. Поэтому сейчас в мировой интерлингвистической литературе весьма активно обсуждается возможность применения эсперанто и других плановых языков в сфере информационного обеспечения науки. Все это заставляет предполагать, что в функционировании плановых языков намечаются новые тенденции, выводящие эти языки за рамки их нынешнего употребления в соответствии с изменяющейся ситуацией взаимодействия языков в эпоху научно- технической революции.
    
     Непосредственные перспективы развития многоязычия и международных языков составляют предмет ближнего интерлингвистического прогнозирования. Эту проблему не следует смешивать с вопросами дальнего прогнозирования, предполагающего анализ долговременных перспектив развития мировой лингвистической ситуации и сложения общечеловеческого языка будущего.
    
     Понимание интерлингвистики как теории межъязыковой коммуникации привело лингвистов в конце прошлого века к выделению следующих основных проблем, относящихся к компетенции интерлингвистики: уровни межъязыковой коммуникации; международные языки - естественные и искусственные, глобальные и региональные; роль указанных разновидностей международных языков в мировой лингвистической ситуации; динамика развития мировой лингвистической ситуации и его прогнозирование.
    
     Весь этот комплекс проблем составляет необходимый контекст для рассмотрения плановых языков. Теория плановых языков, являющаяся организующим центром интерлингвистики, носит также название плановой лингвистики. В плановой лингвистике соотношение между теорией и ее объектом (языком) отличается от такого же соотношения в отраслях языкознания, занимающихся естественными языками. Исследуя естественные языки, лингвист строит теорию как отражение объекта, т. е. теория в этом случае является вторичной, а язык - первичным. В плановой лингвистике теория может быть и первичной, и вторичной.
    
     Всякий плановый язык создается на базе определенных теоретических предпосылок - в этом случае теория предшествует языку. Однако, будучи создан и принят в человеческом общении, плановый язык может изучаться уже принципиально иным образом - с точки зрения его реального употребления и развития в процессе коммуникации. При таком изучении язык предшествует создаваемой на его базе теории.
    
     Теорию первого типа (первичную по отношению к языку) в современной интерлингвистике принято именовать лингвопроектированием. Теорию второго типа (вторичную по от ношению к языку) именуют теорией функционирования планового языка. Теория функционирования плановых языков могла возникнуть лишь после того, как такие языки получили социальную реализацию. Таким первым коммуникативно используемым языком стал волапюк, но период существования этого языка был слишком мал, чтобы его функционирование могло надлежащим образом отразиться в теоретических построениях. Теория функционирования планового языка возникает поэтому лишь на базе применения эсперанто.
    
     Наряду с противопоставлением теории лингвопроектирования и теории функционирования планового языка можно проводить различие между общей и частной интерлингвистикой: первая изучает всю совокупность проблем, относящихся к межъязыковой коммуникации и международным языкам (естественным или искусственным), вторая занимается анализом отдельных плановых языков, получивших реализацию в общественном употреблении. Из частных разделов интерлингвистики наибольшего развития достигла теория эсперанто (эсперантология), что стоит в связи с наибольшей распространенностью и наибольшей длительностью существования этого планового языка среди других языков этого типа.
    
     Изучение основного интерлингвистического объекта проводится комплексно, в трех главных аспектах.
    
     Внутрилингвистический аспект: разработка принципов и методов создания (конструирования) международных искусственных языков различной типологической структуры; изучение грамматического строя искусственных языков, а также живых - с целью выявления в них «рациональных», т. е. пригодных для международного языка элементов; вопросов лексико-семантической, фонетической, словообразовательной и грамматической типологии международных искусственных языков; интернационализации словарного составами фразеологии живых языков с целью показать состояние и перспективы языковой концентрации; искусственных элементов и их адаптации в естественных языках, вопросов искусственного регулирования языка.
    
     Социолингвистический аспект: изучение интерлингвистических функций национальных языков; проблемы двуязычия и многоязычия - с целью показать объективную необходимость поисков решения общего (межнационального, международного, всемирного) языка; анализ и обобщение практики функционирования международных искусственных языков и их взаимоотношения с естественными (национальными) языками; языковых контактов и интерференции - для того чтобы установить возможности и степень языковой концентрации по уровням; языкового прогнозирования как магистральных путей развития языковой структуры, так и языковой ситуации современного человечества.
    
     Экстралингвистический аспект: учет исторических, философских, культурных, социологических, психологических, политических и экономических факторов в связи с созданием, внедрением и практикой международного или всеобщего языка.
    
     Еще одной, пока не решенной проблемой не только в интерлингвистике, но и в лингвистике вообще, по мнению А.Д. Дуличенко [113, с. 10], является проблема языкотворчества. Это не значит, что данная проблема никогда не затрагивалась, что ее не касались языковеды, посвящавшие свои жизни осмыслению такого феномена человеческого существования как язык. Но то, что до сих пор мы не имеем более или менее целостной теории языкотворчества, говорит само за себя. Построение такой теории - задача как интерлингвистики, так и общего языкознания, поскольку вопрос о том, как создается языковое, - один из фундаментальнейших в науке о языковом аспекте человека. Кстати, такая спаянность интересов общего языкознания и интерлингвистики как конкретной дисциплины говорит о важности и существенной теоретической значимости последней.
    
     В заключение приведем список актуальных проблем современной интерлингвистики, как они были обозначены на последних научных конференциях, посвященных данной проблематике: статус интерлингвистики и ее место среди современных лингвистических дисциплин; интерлингвистика и компьютерная лингвистика; языковая интеграция и дезинтеграция, ее значение для интерлингвистики; социальная управляемость языка; формы существования международного языка; литературный язык и международный искусственный язык; международные этнические языки и международные искусственные языки - функциональные свойства, возможности и перспективы распределения; полигенетичность и надэтничность и их влияние на структуру и функционирование международного искусственного языка; международный этнический язык и эстетическая функция; социализованные международные искусственные языки и приобретаемые ими «нелогичные» свойства; перспективы лингвоконструирования и его значение для языкознания; современное языкознание и его скептицизм по отношению к международным искусственным языкам; языковое будущее человечества, его контуры и возможности прогнозирования.

Текст публикуется с разрешения автора. При использовании ссылка на печатный источник обязательна!

 



Rambler's Top100



Если у вас есть пожелания и замечания по сайту, пишите по адресу info@terralinguistica.ru