terralinguistica.ru > Пещера сокровищ  > Статьи и выдержки из книг по сравнительной типологии  > ПОНЯТИЕ О ЯЗЫКОВОМ ТИПЕ И О ТИПЕ ЯЗЫКА (из книги В. Д. Аракина "Сравнительная типология")

ПОНЯТИЕ О ЯЗЫКОВОМ ТИПЕ И О ТИПЕ ЯЗЫКА (из книги В. Д. Аракина "Сравнительная типология")

Одним из основных  понятий лингвистической типологии является   понятие  «тип  языка».  Однако  дать  его точное  и адекватное определение в достаточной мере трудно. Происходит это потому, что еще до настоящего времени не определился сам подход ученых к тому, что следует считать типом    языка, не установлены также и те критерии, которые могли бы служить надежным основанием для определения того или иного   типа   языка.
Слово «тип» имеет широкое распространение как в быту, так и в научной литературе. Так, говорят о литературном типе, имея в виду литературного героя, обладающего определенными чертами, представляющими собой обобщение черт частных и конкретных лиц, которых наблюдал писатель. Говорят и пишут о различных психических типах — холерическом, сангвиническом и т. д., также подразумевая под этим некоторую совокупность определенных обобщенных признаков.
Для определения содержания понятия «тип языка» рассмотрим некоторые черты или признаки, имеющиеся в отдельных   языках   и   составляющие  их   характеристику.
Начнем со структуры слова. В русском языке существует возможность расчленить подавляющее большинство слов на корень, основу, словообразовательные морфемы, словоизме¬нительные морфемы; ср.: врем-(коренъ)-ен (основообразующий ,аффикс)-м (словообразовательная морфема)-ом (словоизменительная морфема). При этом мы обычно сталкиваемся с таким фактом, что корень (правда, не всегда) не существует самостоятельно как отдельное слово врем-. Это также относится и к прилагательным и к глаголам; ср.: корни черн- и сид- не существуют как самостоятельные слова. Если же мы возьмем такие слова, как тур. ау — месяц или индонез. kota — город, то увидим, что в этих языках корень равен основе. Кроме того, корень по своему звуковому составу всегда будет совпадать с целым словом, то есть тур. ау-(корень) ау (слово); индонез. kota-(Kopeiib) kota (слово). Посмотрим теперь, какие морфемы может принимать слово в сопоставляемых языках. В русском языке мы уже видели, из каких морфем складывается слово временной, причем ни форма врем-, ни времен-, ни времени- не существуют как самостоятельные слова. Чтобы получить целое слово, способное существовать как самостоятельная лексическая единица, его нужно оформить словоизменительной морфемой, в данном случае морфемой -ой, сигнализирующей о том, что слово временнбй прилагательное мужского  рода,  единственного числа,   именительного  падежа.
Если же мы возьмем турецкое слово okul — школа и будем сто наращивать суффиксами, то, в отличие от русского языка, каждая морфема, которую мы будем прибавлять, не лишит это слово его самостоятельности, а будет придавать ему новое грамматическое значение; ср.: okul — школа; okul + lar = okullar — школы; okullar + imiz = okullarimiz — наши школы;   okullarimiz + da = okullarimizda — в   наших  школах.
Отметим еще одну интересную черту, отличающую турецкий язык от русского и от английского: полное отсутствие it турецком языке префиксов. Все лексические изменения, так же как и грамматические, производятся путем прибавления суффиксов, в то время как в русском и английском языках для тех же целей могут быть использованы как префиксы, так и суффиксы.
Если мы обратимся к структуре предложения, то увидим, что как в английском, так и в турецком наблюдается общий признак — твердый порядок слов, но в английском языке это подлежащее — сказуемое — дополнение: S + Р + О (subject
predicate, object), а в турецком это подлежащее — дополнение — сказуемое   S + О -f- P.
В русском же языке мы имеем относительно свободный порядок слов с преобладанием основного варианта: подлежащее — сказуемое — дополнение S -f Р -1-0. Однако в особых стилистических условиях русский язык допускает и дру¬гие, сравнительно редко употребляемые варианты порядка слов: О + Р + S, О + S + Р и Р + О -I- S, чего ни в анг¬лийском, ни в турецком языке не бывает.
Приведенные примеры, показывающие особенности структуры единицы лексического уровня — слова и единицы синтаксического уровня — предложения, наглядно свидетельствуют о том, что каждый язык обладает какими-то свойственными ему и отличающими его от других языков чертами. И эти черты или признаки сосуществуют друг с другом не просто механически, а составляют определенную и устойчивую  систему.
Как показал чешский лингвист В. Скаличка, между явлениями  языка существуют следующие виды отношений:
1.    Если есть А, то есть и В. То есть, если в языке имеется явление А, например согласование в роде, как в русском, немецком, шведском, французском языках, то должно быть и В, в данном случае — грамматический род. В английском, турецком,  японском,  индонезийском  языках отсутствует А,
то есть согласование в роде, отсутствует и В, то есть в этих языках нет грамматического рода.
2.    Если есть А, то, вероятно, есть и В. Этот вид отношения может получить два способа выражения: а) изоморфизм, то есть такое отношение, при котором, если проблема А решается определенным образом, то также будет решаться и проблема В. Так, если в языке имеется много классов склонения, как, например, в древнеанглийском, древнерусском и других индоевропейских языках, где было несколько классов склонения с основами на гласный и на согласный, то в этих же языках имеется несколько классов спряжения: семь классов сильных глаголов и три класса слабых глаголов; б) компенсация, то есть такое отношение, при котором, если язык располагает двумя средствами для выражения одного грамматического явления, то есть основания предполагать, что найдется такой язык, который использует лишь одно из этих средств. Так,если в языке существует грамматически значимый  порядок слов, как, например, в английском, тюркских, монгольских языках, то в согласовании как в синтаксическом приеме выражения связи определения с определяемым необходимости не будет, и оно проявляться в языке не будет.
3. Если есть А, то может быть и В. Этот вид отношения, хотя и носит чисто случайный характер, все же может быть учтен при определении типологических свойств данного языка.
Современное языкознание исходит из понимания языка как системы, в которой отдельные ее элементы, материально оформленные единицы — фонемы, морфемы, слова и т. д.— находятся в определенных, строго установленных в данном языке отношениях. Этим предопределяется то основное по¬ложение, что в языке как в очень хорошо отработанной сис¬теме одно явление может быть обусловлено другим или же само обусловливает другое явление. С другой стороны, каж¬дый элемент системы в силу того же принципа оказывается взаимосвязанным со множеством других элементов этой системы.
Приведенные примеры служат иллюстрацией того, что было показано выше. Поэтому нам трудно согласиться с оп¬ределением типа языка, которое предложил В. Скаличка и.которое гласит: «Совокупность таких благоприятствующих друг другу явлений (то есть, если есть А, то есть и В.— В. А.) мы называем типом» х. Не можем мы также согласиться и с другим определением того же автора, которое звучит так: «Сумма свободно сосуществующих явлений называется типом». Эти оба определения вызывают тем большее недоумение, что автор все время подчеркивает, что отдельные явления языка находятся во взаимосвязи, а как раз этот-то критерий и выпал из определения типа языка.
Т. П. Ломтев определяет тип отдельного языка как набор признаков, «общих для некоторого подмножества общего множества языков». Однако это определение типа языка имеет отвлеченный характер и мало чем способствует раскрытию понятия   «тип»  в   приложении   к  отдельно  взятому   языку.
Не получило четкого определения это понятие и в большом труде по общему языкознанию, где сказано, что «тип языка — это   строй   языка».
Между тем анализ строя различных языков, как родственных, так и неродственных, показывает, что в структуре каждого языка сосуществуют черты, характеризующие различные типы языков. Так, в английском языке, исторически несомненно флективном, как и все индоевропейские языки, явно просматриваются черты агглютинативного типа: однозначность словоизменительных морфем (морфемы множественного числа -es, -en, которые ничего, кроме числа, не обозначают), отсутствие категории грамматического рода и связанное с ним отсутствие согласования существительного, прилагательного и притяжательных местоимений; ср.: англ. the new town — the new towns; тур. yeni sehir — yeni §ehirler; рус.  новый город — новые города.
В то же время в английском языке порядок слов в предложении полностью совпадает с порядком слов в простом предложении в китайском языке, в котором преобладают черты изолирующего типа: S (подлежащее) + Р (сказуемое) + О (дополнение).
В русском языке, в котором преобладают черты синтетического строя, можно обнаружить признаки аналитического строя; ср. образование форм будущего времени и степеней сравнения.
Из приведенных примеров становится очевидным, что так называемых «чистых» языковых типов в действительности не существует. В структуре каждого языка можно обнаружить признаки различных типов. Но, как бывает в таких случаях, типология языка определяется по преобладающим в нем признакам, которые в противоположность типологическим взглядам лингвистов XIX в. черпаются из всех уровней структуры языка.

Все сказанное выше дает нам основание сформулировать наше понимание типа языка следующим образом: под типом отдельного языка мы понимаем устойчивую совокупность ведущих признаков языка, находящихся меж ду собой в определенных связях, причем наличие или отсутствие какого-нибудь одного признака обусловливает наличие или отсутствие другого признака   или   других   признаков.
В связи с этим определением возникает и другое определение. Как мы уже говорили, в структуре языка могут иметься черты, не являющиеся ведущими для данного его состояния, но тем не менее образующие некоторую устойчивую совокупность признаков. Так, в английском языке мы можем обнаружить черты, пережиточно в нем сохранившиеся и относящиеся к другому типу языковой структуры: при наличии признаков, характеризующих   английский   язык   как   агглютинативный
(отсутствие согласования), мы находим в нем согласование в числе указательных местоимений и существительных, к которым   они   относятся;    ср.:

this town — these towns

that town — those towns

Наличие таких признаков и составляет то, что мы называем типом в языке.



Rambler's Top100



Если у вас есть пожелания и замечания по сайту, пишите по адресу info@terralinguistica.ru